Мирланда
Когда год назад калининградская журналистка Светлана Викарий уехала в деревню, она мечтала лишь об одном – найти уединение и время для написания давно зревшей повести о русской деревне. Новым местом жительства стал поселок Калужское в 90 километрах от Калининграда: чуть больше пяти сотен жителей, пара продуктовых магазинов, один сельсовет, отсутствие дорог и нормального интернета.

Немного освоившись, начинающая писательница начала кропотливо переносить окружающую действительность на бумагу, создавая свою повесть в рассказах-очерках "Вот моя деревня". Однако когда спустя полгода работа была закончена, и произведение увидело свет (если точнее, было опубликовано на одном из литературных порталов), выяснились две вещи. Во-первых, интернет у кого-то из односельчан Викарий все-таки есть. А во-вторых, односельчанам очень не понравилось, как писательница обрисовала в повести их самих и Калужское. Узнала об этом Светлана очень просто: однажды темным вечером жители Калужского, видимо, сговорившись, собрались толпой человек в двадцать и пришли к дому Викарий. Некоторые, уверяет Светлана, были навеселе, а некоторые – даже с палками.


Говорят, тётя даже не поменяла (!!!) имён в своей шидевре. И смех, и грех.

upd. Сам шедевр для кучи. Неземной слог, правда матка, альтернативная вёртска и дефисы.

@темы: люди-водоросли, околотворческое, этот страшный реальный мир